1 декабря 2022 года 05:47 | последнее обновление произошло в 05:35 (МСК)
 
 
          18+
 
    

Подзаборная политика. Почему возведение стен на границе — признак бессилия?

 Подзаборная политика. Почему возведение стен на границе — признак бессилия?

28.09.2022 06:04   культура история


Финская пресса сообщила о намерении построить забор на границе между Финляндией и Россией. По словам финских журналистов, инициатива исходит от Пограничной службы Финляндской Республики. Глава этого ведомства, генерал-лейтенант Паси Костамоваара, заявил, что забор может быть готов уже через два-три года и прослужит не менее 50 лет.
В общем, чисто технически это несложно, поскольку пограничная служба предлагает обнести забором от 1/10 до 1/5 части всей 1300-километровой границы между Россией и Финляндией. Возвести от 130 до 260 км забора за два-три года очень даже можно. Другое дело — зачем? Что это даст в перспективе? И о чём вообще говорит желание отгородиться стеной?
Кто первый, Рим или Китай?
Паси Костамоваара объясняет намерение выстроить забор перспективой мощного миграционного потока в Финляндию, который без подобного заграждения будет трудно, а то и вовсе невозможно контролировать. И он, что называется, в тренде — за последние 15 лет строительство заборов на границе стало чем-то вроде национального спорта. Стена между США и Мексикой, стены между Грецией и Турцией, Болгарией и Турцией, Австрией и Словенией, Венгрией и Сербией... Все они с чисто формальной точки зрения предназначены именно для того, чтобы регулировать миграционные потоки. Но если рассмотреть проблему стен и заборов в исторической перспективе, то можно понять, что за официальными декларациями стоит кое-что ещё.
Сама по себе идея отгородиться забором проходит по разряду «хорошо забытое старое». В памяти любого человека, мало-мальски знакомого с историей, сразу же возникает хуковый образ Великой Китайской стены, строительство которой началось в III в. до н.э. На другом конце Евразии в начале нашей эры приступают к строительству менее масштабному, но тоже впечатляющему — римляне спешно организуют Германский лимес, то есть укреплённую границу. Позже она будет дополнена Дунайским лимесом, Валами Адриана и Антонина, Траяновыми валами, Аравийским и Африканским лимесом...
Известная цитата из Редьярда Киплинга «Запад есть Запад, Восток есть Восток, им не сойтись никогда» в данном случае даёт осечку. И Запад в лице Римской империи, и Восток в лице империи Цинь очень даже сошлись. Точка их идейного соприкосновения была чрезвычайно важной. Обе империи рассматривали себя как цивилизацию, которая противостоит хаосу и варварству окружающего мира. Здесь, за стеной или за лимесом, торжествуют порядок, закон, право и государство. Там, во внешнем мире — не пойми что. Анархия, бесправие и беззаконие, орды бандитов, убийц и насильников, не исключено, что попадаются людоеды, а также люди с пёсьими головами. Словом, стена из чисто функционального пограничного сооружения превратилась в символ. Символ, отделяющий цивилизацию от варварства и ужаса. Отделяющий «чистых» от «нечистых».
Уйти в глухую оборону
Помимо этого стена фиксировала и ещё одну не столь очевидную, но любопытную вещь. Конкретно — бессилие «цивилизации» перед «варварами». Стена — это значит, что наступление остановлено и что теперь надо думать уже не о «несении своих ценностей» во внешний мир, а о глухой обороне.
К чему это привело, более или менее представляют себе все. Знаменитая Великая Китайская стена, или как сами китайцы её называли, «несгибаемая могущественная сила», была прорвана войсками Чингисхана в 1211 г. Китай был завоёван. Нечто подобное произошло и с Римским лимесом — в начале Vв. н. э. его прорвали сразу в нескольких местах, и через некоторое время «варвары» покончили с Римской империей.
То есть с точки зрения чистого функционала стены и заборы работают не то чтобы совсем уж хорошо, а рано или поздно становятся попросту бесполезными. Но пока они есть, мир разделён и физически, и символически. А тот, кто возводит стену, соответственно, расписывается в собственном бессилии перед некоей проблемой. Возможно, в том числе и по этой причине нынешний президент США Джо Байден остановил финансирование дальнейшего строительства и усовершенствования стены-забора на границе с Мексикой — это своего рода символическая заявка намерения решить проблему, а не отгородиться от неё.
Но это чуть ли не единичный случай. В пару к нему можно поставить разве что разрушение Берлинской стены в 1989 году. Это был грандиозный символический жест. Жест доброй воли, призванный продемонстрировать желание СССР решать проблемы совместно с условным коллективным Западом. Самое интересное, что всё начиналось за здравие. В 1990 году госсекретарь США Джеймс Бейкер, и канцлер ФРГ Гельмут Коль уверяли советского лидера Михаила Горбачёва в том, что объединение Германии не приведёт к расширению НАТО на восток. Но то, что произошло потом, известно всем — взрывное расширение НАТО именно в этом направлении.
Символично, что каждая из стран, принятых в этот военно-политический союз, посчитала своим долгом заявить о строительстве забора на границе с Россией или хотя бы о таком намерении. Эстония, Литва, Латвия, Польша... Вопрос вхождения Финляндии в НАТО пока ещё не вполне определён, но финны о заборе уже заявили. Символически жест читается сходу — все эти государства своими заборами прямо-таки криком кричат, расписываясь в лояльности своим сюзеренам: «Мы свои! Мы с вами, а не с русскими варварами — вот видите, даже забор выстроили!»
Фактически же они расписываются в том, что вполне согласны с навязанной им ролью. Эта самая роль очень и очень незавидна. Быть лимитрофом. Собственно, само это слово восходит к временам Римской империи. Лимитрофами тогда назывались области, обязанные содержать стоящие на их территориях особые подразделения имперских войск. После Первой Мировой войны Эстония, Латвия, Литва, Финляндия и Польша получили эту пренебрежительную кличку от своих хозяев — «Большой Антанты». Сейчас, спешно возводя заборы на границе с Россией, эти государства снова примеряют на себя ту незавидную и бесславную роль — быть своего рода подзаборной окраиной.

aif.ru

 

КОММЕНТАРИИ

 

КУЛЬТУРА

Гендиректор Эрмитажа рассказал, как развивается культура в изоляции

30.11.2022 18:59
По его словам, когда развивается культура, изоляции не существует.

Минкульт инициировал конкурс на создание пьес о ВС РФ

29.11.2022 18:41
Будут рассматриваться произведения, которые отражают время и «мужественных защитников России».

 

Во Франции режиссера Романа Полански будут судить за диффамацию

29.11.2022 18:36
Соответствующий иск был подан актрисой Шарлоттой Льюис, которая отреагировала на интервью кинорежиссера.

Группа Metallica анонсировала выход нового альбома

29.11.2022 17:06
Релиз состоится весной 2023 года.

 

Актер Иван Николаев опроверг слухи о госпитализации Светланы Светличной

29.11.2022 16:31
Он сообщил, что Светлана Светличная проходит плановое обследование.

 
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Книга в тему

«Диагностика технического состояния объектов культурного наследия»
Щеглов Александр Степанович, Щеглов Александр Александрович

Приведены сведения, необходимые для проведения инженерных исследований объектов культурного наследия. Рассмотрены метрологические основы, включая статистическую обработку результатов измерений, а также методы и средства измерений, применяемые при комплексных инженерно-технических исследованиях строительных конструкций.
Содержатся сведения о методах фиксации состояния зданий и сооружений, исследованиях оснований и фундаментов, температурно-влажностного режима, влияния вибрации на элементы конструкций. Приведены примеры расчёта несущих и ограждающих конструкций.
Пособие иллюстрировано современными и архивными фотографиями.
Предназначено для студентов специальностей 07.03.02, 07.04.02 «Реконструкция и реставрация архитектурного наследия», а также инженерно-технических работников строительных и эксплуатирующих организаций.
 

Партнёры

Другие новости