3 декабря 2021 года 19:59 | последнее обновление произошло в 19:43 (МСК)
 
 
          18+
 
    

Каратель Дроздовский. Правда о белом генерале не так приятна, как миф

 Каратель Дроздовский. Правда о белом генерале не так приятна, как миф

19.10.2021 00:08   культура


Падение Советского Союза породило в умах отечественных историков идею, показавшуюся им весьма продуктивной: поменять оценки тех или иных событий на полностью противоположные. Так стал продвигаться миф о «благородстве и рыцарской чистоте Белого движения».
«С волками жить»
В действительности благородством там и не пахло. Насилие, грабежи, уничтожение мирного населения, террор - борцы за Россию без большевиков ни в чем себя не ограничивали.
«Мы живем в страшные времена озверения, обесценивания жизни. Сердце, молчи, и закаляйся, воля, ибо этими дикими, разнузданными хулиганами признается и уважается только один закон - «око за око», а я скажу: «два ока за око, все зубы за зуб», "поднявший меч... " В этой беспощадной борьбе за жизнь я стану вровень с этим страшным звериным законом - с волками жить...» - так писал в своем дневнике белый генерал Михаил Дроздовский.
Дроздовский, впоследствии превращенный эмиграцией в легенду, благородным рыцарем не был никогда. Нетерпимый к чужому мнению, он обладал сильным характером и готовностью смести с пути любого, кто не разделяет его точку зрения.
Возможно, на его характере сказалась ранняя смерть матери. Михаил, происходивший из военной династии, воспитывался в спартанских условиях. Ему внушали безоговорочную верность самодержавию и, надо сказать, добились в этом больших успехов: Дроздовский оставался монархистом даже тогда, когда на этой идее поставили жирный крест даже большинство воевавших в Белой армии.
Отличный ученик из карцера
И в кадетском корпусе, и в Павловском военном училище отмечали, что Дроздовский совмещал прилежность в учебе с резкостью и неуважением не только к соученикам, но и к преподавателям. Из-за этого он регулярно попадал в карцер, что, однако, не помешало ему окончить учебу с отличием. 13 августа 1901 года Дроздовский был выпущен в гвардию в чине подпоручика.
В 1904 году он поступил в Академию Генштаба, однако, не проучившись и двух месяцев, добился отправки на русско-японскую войну. За храбрость в боях офицер был отмечен орденами Святой Анны 4-й степени и Святого Станислава 3-й степени. Вернувшись в стены Академии Генерального штаба, Дроздовский успешно прошёл два академических курса и дополнительный. За отличия в учёбе он получил звание штабс-капитана.
Интересно, что одновременно с ним в Академии учились будущий «черный барон» Петр Врангель и будущий советский маршал Борис Шапошников, возглавлявший впоследствии Генштаб РККА в первые годы Великой Отечественной войны. Тогда они еще не знали, что каждому придется сделать выбор.
Кстати, о выборе. В 1907 год Дроздовский женился на Ольге Евдокимовой, дворянской дочери, однако отношения не сложились. Супруга мечтала о театральной карьере, но муж отрезал: или он, или искусство. Ольга выбрала искусство, и брак распался.
«Мне передавали, что хотят «разорвать меня на клочки»»
Неудачи в личной жизни он пытался компенсировать усердием в службе. Следя за новинками военной техники, в 1913 году Дроздовский окончил Севастопольскую офицерскую школу авиации, но в новый род войск так и не перешел.
С началом Первой мировой войны Михаил Гордеевич получил назначение на должность помощника начальника общего отдела штаба Северо-Западного фронта. Но Дроздовский рвался на передовую и своего добился. Получив должность начальника штаба дивизии, а затем корпуса, он отличился в сражениях, был отмечен почетным Георгиевским оружием и орденом Святого Георгия 4-й степени.
Монархист Дроздовский Февральскую революцию не принял, причем с оппонентами не церемонился, заявляя, что никакой демократии в вверенных ему частях не потерпит.
«У меня положение в полку становится очень острое, - писал он в апреле 1917 года. - Можно жить хорошо только до тех пор, пока всем во всём потакаешь, ну а я не могу. Конечно, было бы проще оставить всё, проще, но нечестно. Вчера наговорил несколько горьких истин одной из рот, те возмутились, обозлились. Мне передавали, что хотят «разорвать меня на клочки», когда вполне достаточно на две равные части, как-никак, а быть может, придётся испытать несладкие минуты. Кругом наблюдаешь, как у лучшего элемента опускаются руки в этой бесполезной борьбе. Образ смерти является всем избавлением, желанным выходом».
«Русские ведь все большевики»
Впрочем, Дроздовский и не думал сдаваться. Смуту подавлял при помощи заградотрядов из верных ему солдат, публично расстреливая тех, кто пытался покинуть передовую.
После Октябрьской революции он оказался в числе тех, кто выступал за вооруженное противодействие большевикам, то есть за начало Гражданской войны. Сформировав на Румынском фронте добровольческую бригаду, он начал переход на Дон, чтобы примкнуть к Добровольческой армии Лавра Корнилова.
Из дневника Дроздовского: «Большевиков нет нигде, говорят, что они бегут при первых вестях о нашем приближении и давно уже покинули наш район; вообще, о нас ходят самые дикие вести: то корпус, то дивизия, то 40 тысяч, буржуи, нанятые помещиками, старорежимники. Жители разбираются в общем слабо; нередко спрашивали: "Вы украинцы? " - «Нет». - "Австрийцы? « - «Нет». - "Большевики? " - «Нет». - "Так кто же вы? " - «Мы русские». - «Значит, большевики, русские ведь все большевики»».
«После казни пожгли дома виновных, перепороли жестоко всех мужчин моложе 45 лет»
Те, кто ждал от бригады Дроздовского защиты и справедливости, получали от убежденного монархиста и его последователей примерно следующее: «После казни пожгли дома виновных, перепороли жестоко всех мужчин моложе 45 лет, причем их пороли старики; в этой деревне до того озверелый народ, что когда вели этих офицеров, то даже красногвардейцы не хотели их расстреливать, а этого требовали крестьяне и женщины... и даже дети... Характерно, что некоторые женщины хотели спасти своих родственников от порки ценою своего собственного тела: оригинальные нравы. Затем жителям было приказано свезти даром весь лучший скот, свиней, птицу, фураж и хлеб на весь отряд, забраны все лучшие лошади; все это свозили к нам до ночи... "Око за око... " Сплошной вой стоял в деревне. Уже экзекуция была кончена, когда донесли, что 8 красногвардейцев с повозкой едут в деревню с востока - те, очевидно, не знали, что здесь творится, - они были немедленно атакованы нашими кавалеристами, которые бросились с шашками на стрелявших в них даже в упор красногвардейцев: 6 человек легли, одного привезли раненого, а один, предводитель, казак, удрал - сидел на чудной кровной лошади; за ним гнался Колзаков, тоже на отличной лошади, но догнать не смог. Всего истреблено было 24 человека».
Такие, как Дроздовский, очень быстро получали ярлык «карателей» и «вешателей». Причем сам он данной репутации особенно не стеснялся.
Говорят, генерал мог пустить слезу, когда речь заходила о гибели соратников. Тех самых, что шашками рубили заподозренных в симпатиях к красным и жгли деревни. Дроздовский мастерски научился делить жизни на ценные и не стоящие копейки.
«Там собрали пленных красноармейцев, будем их расстреливать, втягивать молодежь»
Став командиром дивизии в Добровольческой армии, он превратился в большую проблему, причем не только для красных, но и для белых. Фанатики-дроздовцы были хороши в боях, но их зацикленность на преданности Романовым позволяла большевистской пропаганде вовсю мобилизовывать колеблющихся, говоря об угрозе монархического реванша.
Дроздовскому настоятельно советовали сбавить свой монархический пыл, объясняя, что он объективно вредит общему делу. Но упрямец отвечал: «Вы недооцениваете нашей силы и значения».
Он творил такое, от чего даже у самых непримиримых борцов с большевизмом кровь стыла в жилах. В июле 1918 года в ответ на гибель одного из своих соратников Дроздовский приказал расстрелять 1000 пленных красноармейцев.
А вот воспоминания о другом подобном случае, оставленные белым генералом Иваном Беляевым: «Выйдя за ворота, я наткнулся на группу молодых офицеров, спешивших на станцию с винтовками в руках. Впереди шел сам Дроздовский в фуражке с белым околышем на затылке, с возбужденным видом заряжая винтовку на ходу...
— Куда вы? — спросил я с недоумением одного из догонявших офицеров.
— На станцию! — ответил он на ходу. — Там собрали пленных красноармейцев, будем их расстреливать, втягивать молодежь...
За ними бежала обезумевшая от горя старушка.
— Моего сына, — умоляла она. — Отдайте мне моего сына!..»
Мертвый полезнее, чем живой
В конце концов количество руководителей Белого движения, считавших, что от Дроздовского вреда стало больше, чем пользы, достигло критической массы. В октябре 1918 года в бою под Ставрополем он был ранен в ступню. Ранение, казалось, не представляло серьезной угрозы, однако Дроздовскому становилось все хуже и хуже.
У белых в ту пору была острая нехватка медикаментов, не могли добыть даже простого йода. Перевязки Дроздовскому делали кровавыми бинтами, которые после кипячения использовали по два-три раза. Кончилось это тем, что у раненого началось заражение крови, а затем и гангрена.
Когда Дроздовскому стало хуже, командующий Добровольческой армией Деникин приказал передать раненому, что ему присвоено звание генерал-майора. Спустя несколько дней новоиспеченный генерал умер.
«Высокое бескорыстие, преданность идее, полное презрение к опасности по отношению к себе соединились в нём с сердечной заботой о подчинённых, жизнь которых всегда он ставил выше своей. Мир праху твоему, рыцарь без страха и упрёка», — написал Деникин в некрологе.
Мертвый Дроздовский был куда более удобен, чем живой. Он уже никого не расстреливал и не вешал, поэтому воспевать благородство покойного можно было без опасений насчет того, что генерал что-то испортит.
Запущенная антибольшевистской пропагандой легенда о его рыцарских качествах гуляет до сих пор. В ней нет ни слова правды, но кто будет разбираться в этом, кроме специалистов...

aif.ru

 

КОММЕНТАРИИ

 

КУЛЬТУРА

Лия Ахеджакова и Елена Проклова рассказали, чем запомнилась Нина Ургант

03.12.2021 19:13
Советская и российская актриса кино и театра Нина Ургант скончалась на 93-м году.

Матвиенко выразила соболезнования из-за смерти Нины Ургант

03.12.2021 18:45
Творчество актрисы дарило людям радость и душевное тепло, отметила спикер Совфеда.

 

Михаил Гусман получил высшую награду Минкультуры

03.12.2021 15:33
Нагрудный знак вручила глава министерства Ольга Любимова.

МХАТ имени Горького сменит название

03.12.2021 13:15
Об этом сообщил гендиректор театра Владимир Кехман.

 

Безумцы на троне. Как правили монархи, признанные психически больными?

03.12.2021 10:36
Власть в руках безумца — это страшно. Но порой люди на троне, потерявшие рассудок, оказываются заложниками своего положения, игрушками в руках приближенных и родственников.

 
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Книга в тему

«Слава честному труду! Золотая коллекция»

Убедить человека в необходимости честного, добросовестного труда на благо общества всегда было одной из основных задач советского плаката. Впервые эту задачу поставили перед художниками в годы восстановления страны после разрухи Гражданской войны. Тогда же художники обратились и к высмеиванию в плакатах лодырей и прогульщиков (В. Костяницын «Паразиты и лодыри, не работая сами, мешают работе других», 1920). Однако особый упор на «мобилизацию народа на трудовой подвиг» сделало плакатное искусство первой пятилетки (1928/29-1932/33). Пропаганда труда являлась его важнейшей политической задачей: миллионы людей должны были каждодневно повторять мобилизующие лозунги плакатов, наглядно убеждаться в необходимости своего труда, видеть высокую оценку его результатов и выбирать образцы для подражания (Г. Шегаль, П. Покаржевский "Ни минуты простоя. Ни на копейку брака! ", 1930). А извечные враги добросовестной работы гневно клеймились (Неизвестный художник "На черную доску прогульщиков... ", 1930).
Работники и работницы, выполнявшие личные пятилетки за четыре года, провозглашались «ударниками», славились в газетах и получали заслуженные награды: патефоны, швейные машины, велосипеды и мотоциклы. Взятый в конце 1930-х годов курс на ускоренное вооружение страны потребовал не только роста производительности труда, но и увеличения продолжительности рабочего дня (В. Корецкий "Работать 8 часов. Крепить мощь нашей родины! ", 1940).
С первых дней Отечественной войны на передовом рубеже «трудового фронта» встали женщины. После освобождения советскими войсками городов и сел от захватчиков именно они обратились с плаката с призывом к соотечественницам: "А ну-ка, взяли! " (И. Серебряный, 1944). Годы послевоенного восстановления требовали подъема авторитета мирного труда. Произошла смена рабочих поколений. После отмены в 1947 году карточек на продовольственные и промышленные товары социальную значимость приобрели профессии сферы обслуживания и торговли. Девушек-официанток ждали столовые (Г. Шубина "Обслужим культурно каждого посетителя! ", 1948). "Культурно торговать — почетный труд! " — призывал мужчин встать за прилавок плакат В. Говоркова. Его творчество в те годы было особенно востребованным. Листы художника привнесли в жизнь крылатые трудовые лозунги: "Строить прочно, сдавать досрочно! ", "Полевые работы не ждут! " Плакаты великолепного мастера фотомонтажа В. Корецкого "Борись за честь фабричной марки! ", "Мoe счастье зависит от ваших успехов! " подкупали индивидуальной портретностью героев и убедительно доказывали справедливость поэтических строк М. Исаковского: Нынче всякий труд почетен,// Где какой ни есть.// Человеку по работе// Воздается честь.
Плакаты середины 1950-х годов агитировали за состязательность в работе, все­мерно подчеркивали значение моральных стимулов к труду: "Заслужите похвалу! " В. Говоркова, "Ваши лучшие показатели — довольные покупатели! " В. Иванова и О. Буровой, "Догонишь! " В. Иванова. Знаменательно, что героинями многих плакатов, продемонстрировавших яркие примеры подъема молодежного энтузиазма, были девушки-комсомолки: "Мы выполнили норму... А вы? " О. Савостюка, "Полевые работы не ждут! " В. Говоркова. К молодежи обратилась со словами "Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть! « девушка с плаката И. Большаковой и В. Смирнова (»На поля, на стройки! ", 1963).
Начавшаяся в 1960-е годы перестройка народного хозяйства и борьба за «построение материальной базы коммунизма» требовали создания плакатов, в которых, наряду с моральными, пропагандировались бы и материальные стимулы к производительному труду, как на листе В. Иванова с лозунгом В. Маяковского "И жизнь хороша, и жить хорошо! " Художники воплощали в работах новые для советского человека понятия: эффективный производительный труд, социалистическое хозяйствование, честный заработок, прибыль. Реформы символизировало и изображение на плакатах денег нового образца. Это бур­ное время было ознаменовано созданием бесспорных шедевров: "Вот наша прибыль! " В. Корецкого, "Хозяйствуй умело! " и «Как работал — так и заработал» В. Говоркова. Однако жизненные реалии оказались значительно сложнее условных социально-экономических схем. Бесконечные «перекуры» на производстве «съедали» бесценное рабочее время, производительность труда никак не хотела расти, приближая «коммунистическое завтра». Перед плакатом была поставлена задача повлиять на традиционный рабочий менталитет. Из художественного арсенала извлекли лозунг начала 1930-х годов: "Не теряй рабочих минут! ", который успешно проиллюстрировал в плакате А. Рудкович. Этап социального оптимизма продолжался недолго. По мере того как общество утрачивало веру в близость коммунистического будущего, мобилизующее воздействие советского плаката постепен­но ослабевало. Яркие образные графические решения сменились изысканными декоративными плакатами 1970-х годов, которые обращались в первую очередь к эмоциональным ощущениям и призывали советских граждан к честному труду на благо общества «развитого социализма».
Сегодня, спустя десятилетия, уже не вызывает сомнения абсолютно универсальная ценность работ советских художников. Образы героев прошлых лет притягивают своей человечностью. Лозунги плакатов стали популярными афоризмами, приобрели современный смысл и наполнились новым содержанием.
 

Партнёры

Другие новости